November 9th, 2009

Виден Второй Столб

Заповедник Красноярские "Столбы" основан в 1925 году по инициативе жителей города для сохранения природных комплексов вокруг живописных сиенитовых останцев – "столбов". В настоящее время его площадь 47154 гектар.

Для туристов:
На территории заповедника выделен туристко-экскурсионный район для удовлетворения рекреационных потребностей жителей Красноярска. На Столбах 150 лет назад зародилось уникальное социальное явление, получившее название “столбизм”. Красивый пейзаж и скалы стали центром объединения и общения творческих людей. Сложные для восхождения скалы способствовали созданию выдающейся школы скалолазов и альпинистов мирового уровня. В настоящее время ежегодно ТЭР посещает более 200 тыс. человек.
promo numach february 5, 2018 13:19 16
Buy for 20 tokens
Как показывает практика, многие хотят своими глазами увидеть парадоксальную Параболу. Давайте, подробно разберём варианты, каким образом это возможно. Парабола - это уникальная скала фантастической формы, находится на берегу озера Художников, в Ергаках. То есть, вам нужно попасть на озеро…

Сосульки

Сказочно-своеобразная и величественная природа горной тайги, в непосредственной близости от крупного краевого центра Сибири, издавна привлекала к себе внимание трудящихся города. «Страна причудливых скал», «край каменных великанов» — называют заповедник поэты и художники. А вот что писал о местности, где сейчас расположен заповедник, Прохор Селезнев в 1823 году: «Зело превелики и пречудесны сотворены скалы. А находятся они в отдаленной пустыне верст за 15, а может и за 20. Только попасть туда трудно, конный не проедет, пеший не пройдет, да и зверья дикого немало. Разно рассказывают о них. Пожалуй, правду говорят, что даже в других землях не увидать такого. И залезти на сии скалы никто не сможет, и какие они не известно».

Солнечный день

Заповедник "Столбы" находится на стыке трех ботанико-географических районов: Красноярская лесостепь, горная тайга Восточных Саян и подтайга Средне-Сибирского плоскогорья. Флора заповедника насчитывает 1037 вида высших сосудистых растений, из них 260 видов – мохообразные, более 150 видов относится к категории особо охраняемых. Среди 8 лесообразующих пород преобладают сосняки (41%) и пихтачи (28%). В общем - красота!

Рассеялся туман

1 июля.
Подъём в 5-30. В лесу иней. Прохладно! Мы быстро собираемся и уходим в радиалку. Первое препятствие – река Тайгиш. Чтобы не тратить времени на поиски переправы, я решил просто идти вброд. Разулся и думаю, куда бы ботинки запихать, они большие, а штурмовой рюкзачок маленький. Да зачем запихивать? Речка не очень широкая, можно просто перебросить на тот берег. Широко размахнувшись, бросаю ботинок… и с ужасом вижу, что его траектория сразу отклонилась от заданной. Немного не долетев до берега, ботинок плюхнулся в воду. К счастью, течения там не было, ботинок закружился среди больших камней.
- Первый ботинок комом! – пошутила Ирина.
Второй ботинок полетел гораздо дальше и скрылся в кустах.
Пересекая речку, я по всем правилам пользовался жердью. Однако глубина была примерно по колено, и жердь не понадобилась. Я торопливо выхватил из воды злополучный ботинок, который, как выяснилось, даже и не намок. Ирина учла мою ошибку и привязала свои ботинки к рюкзачку. Идти девушке было труднее, чем мне, потому что она уступала по росту и по массе. Однако напору стремительного течения она противопоставила свой сибирский характер и пошла решительно.
Быстро высушив ноги, мы обулись и помчались вверх по петлистой тропе. Ирине явно мешал фотоштатив, который висел на плече и болтался на поворотах.
- Зря ты штатив взяла, - говорю, - с ним не разгонишься.
- А как без штатива снимать?..
Мы достигли каскада водопадов и приостановились для съемок. Ирина, продираясь через густые заросли, поняла, что штатив ей, действительно, мешает. И куда-то его спрятала. Дальше мы бежали легко и свободно. Но что случилось с лесом под пиком Тугодум?! Все пихты переломаны на одной высоте. Так странно было видеть целый лес сломанных деревьев! Вероятно, тут сошла большая лавина. Всё, что было выше сугробов, снесло напором снега…
Мы бежали по тропе, которая то и дело терялась под поваленными стволами. Однако мы шли в нужном направлении, пусть даже иной раз и без тропы. Довольно быстро мы поднялись до озера Чёрного, где присели отдохнуть.