numach (numach) wrote,
numach
numach

Через тернии к Звёздному (1991 г) 2-я часть

...Недалеко от тракта я обнаружил убогую землянку. Двое бородатых мужиков вышли навстречу. Через минуту они налили мне миску супа, а ещё дали банку молока и буханку хлеба. Надо употребить только суп и молоко, а хлеб растянуть на три дня. Очень правильное решение, только до сих пор не пойму, как это незаметно весь хлеб тут же съелся. Отяжелев разом на три килограмма, я так и сел.

Под Зубом Дракона
Мужики собирали разные лекарственные растения, сушили их под навесом, сдавали в аптеку и тем жили. Старший, Валентин, несмотря на ветхую, изрядно поношенную одежду, показался неуместно интеллигентным. Его речь была настолько правильной и даже изысканной, что впору дикторам телевидения у него учиться. Вот уж истинно потомок Пушкина. Выяснилось, что бродяга Валентин имеет два высших образования, знаком с восточной философией и давно постиг истину. Кого только не встретишь в тайге. Валентин с напарником собирался уйти на зиму на Чёрное озеро. Он был настоящим сибиряком, таёжником. Всё его имущество умещалось в рюкзаке: топор, шило, нож, соль и другие мелочи. С этим богатством Валентин был готов жить в тайге хоть год. Срубить избу без единого гвоздя для него пустяк. Голова, руки и топор: всё, что нужно. Валентин пригласил и меня с собой на зимовку. Предложение было крайне заманчивым. За одну зиму я совершил бы самый, наверное, широкий шаг в духовном развитии, да ещё набрал бы материала на десяток рассказов. Долго колебался, ночь не спал. В то время мне казалось, что общественный долг вроде как выше личного развития. Короче, не хватило духа. На зимовку я не решился, но бодрствование всё равно пригодилось, пожалуй, даже спасло наши жизни. Заслышав треск над головой и учуяв дым, я с криком «пожар!» выскочил наружу. Жёлтые языки жадного пламени быстро ползли по крыше. Смолистые ветки давно высохли на жарком солнце… Схватил котелок, бегом к реке. Бегал я всегда очень быстро. Я выплеснул на крышу уже пять-шесть котелков и почти сбил огонь, когда из землянки выполз, кашляя и задыхаясь, сонный Валентин. Вдвоем мы лихо управились. А напарника не видно! Оказалось, он спросонок не сумел найти выход, нахватался дыма и потерял сознание. Мы вытащили бесчувственное тело и побрызгали водой. Ничего, живой.
- А я тоже не сразу выбрался, - признался Валентин, - ничего понять не могу: дым, шум, на голову вода льётся… То ли сон, то ли явь. А ты шустрый. Пошли с нами зимовать!
В назначенное время я вышел к условленному месту и принялся ждать вторую группу, друзей из Красноярска. Вот и они: Валера, Оля-Быстрая Ложка и Галя, с объёмистыми рюкзаками, да ещё каждый с двумя сумками. Зрелище радовало глаз и тоскующий желудок. Первым делом устроили обильный обед. Оля немного знала Самсонову и всё правильно рассчитала, прихватив несколько дополнительных сумок еды. Многочисленные пироги и салаты вереницей уходили в мой рот, как в таинственные закрома родины.
- Ты береги себя! – испугался, наконец, за мое здоровье Валера.
Мы прошли до Радужного и поставили палатку. Всю дорогу я без умолку рассказывал об Эри и Самсоновой. Потом Валера устроил ревизию продуктов. Я назначил его завхозом, и он блестяще справился с должностью. Одних только круп он набрал 14 видов, я даже и не подозревал, что их вообще столько существует. От вида целой кучи деликатесов я, недавно голодный, несколько перевозбудился и ослабил контроль за происходящим. Сначала фотографировал группу консервов, потом пошёл за дровами, потащил бревно и уронил его себе на ногу, расплющив палец. Затем принялся пилить это бревно и располосовал руку. Галя полезла искать бинты, а Валера закричал:
- Это сигнал! Предостережение! Остановись! Это знамение свыше…
Хорошо ходить со столбистами. За две недели мы прошли все Ергаки вдоль и поперёк, посетили все водопады, искупались во всех озёрах и залезли почти на все пики. Причём, ещё и выпендривались при этом. Полезли на пик Орешек со стороны долины Радужного, нам показалось – слишком просто, неинтересно. Взяли покруче, по стене. Зацепы кончились, под задом отвес, перед носом ни щелки, ни царапки. Вылезли, от переживаний ноги трясутся.
Ещё лучше додумались карабкаться на пик Зуб Дракона. Пологий подъём никак не устраивал наш гордый дух. Пошли с южной стороны, где отвесы, да ещё без верёвки. Как мы там не сорвались… Перед вершиной мы приостановились, пропуская первой Быструю Ложку:
- Иди, сбывай свою мечту.
Оля не сразу ступила на вершину. Постояла, прочувствовала. Потом с глубоким вздохом шагнула.  Всё, выше некуда.
Все вершины давались нам легко. На Птицу мы просто сбегали напрямик, манкируя известные трассы. После первого привала Валера сказал:
- Ну что, побежали?
После второго:
- Ну что, пошли?
После третьего, последнего:
- Ну что, поползли?
Вот и все приключения. Правда, жутиков мы всё-таки нахватались: хватило дури полезть на пик Толстый Брат прямо со стороны озера Горных Духов. Валера самонадеянно приговаривал «мы же столбисты, нам всё нипочём». Валера старше меня, вот я и поверил опытному товарищу. Нет, чтобы своими глазами посмотреть – там же лишайник веками нетронутый, не ходят там люди. А мы пошли. Мы ведь только с виду умные. Доползли до середины: и вверх стена кошмарная, и вниз возвращаться не хочется. Кое-как выбрались.
Ночью Валера не мог заснуть, жаловался, что под спиной, дескать, огромный камень выпирает. А утром петушился перед Галей:
- Ты посмотри, какие мы орлы, грудь колесом!
- Будет грудь колесом, - говорю, - если всю ночь камень в спину давит!
Маршрут к концу, из четырнадцати видов круп только два осталось, вот тут-то Валера и говорит:
- Шальная мысль пришла мне в голову. Мы ведь на всех пиках побывали. Остался самый главный, самый высокий…
Я догадывался, о чем задумывался Валера. Очень уж часто заглядывался он на гордую фигуру Звёздного. Но у нас не было снаряжения. Все верёвки, карабины и крючья забрал с собой Кокарев. У меня остался только реп-шнур. Впрочем, оставалось ещё и желание… Спустившись с перевала Пикантный, мы подошли к высоте 1910, откуда, на мой взгляд, было удобно штурмовать вершину. Пытаясь сохранить видимость демократии, спрашиваю девчат, нравится ли им место для палатки.
- Тут дров нет! – заявила Оля.
- За водой далеко ходить, - обнаружила Галя, - ручей под горой! И ветер тут дует.
- Понятно! Ставим базу здесь!
Народу только дай волю поспорить. Утром, оставив девушек отдыхать, мы отправились вдвоем. Решили: смертельно не убиваться. Как только увидим, что скалы не для нас – поворачиваем оглобли к дому. Пошли контрфорсом. Мне рассказывали, что на Звёздный есть три пути: Сигма, со стороны Пикантного и контрфорсом. Первые два показались нам слишком сложными, а третий – пока непонятно. Мы взяли с собой галоши, реп, фотоаппарат, спички и немного перекусить. Долгое время шли прямо по вершине гребня, огибая скалы то справа, то слева. Некоторые участки пути оказались довольно сложными. Особенно приятно было лазить по восточной стене, совершенно отвесной. Камень, уроненный оттуда, летел несколько секунд, не касаясь скалы. Однажды мы вышли на узкую полку на этой стене. Точнее, это была даже не полка, а глубокая трещина, которая тянулась метров пять наискосок вверх.
- Похоже на Галину площадку на Втором Столбе, – сравнил я.
- Только Галина площадка широкая, там всю ступню можно поставить, - поправил Валера, - а здесь только носок. Скорее, это Галин пояс.
- Давай, так условно и назовём, чтобы удобнее было ориентироваться.
Сделав шаг, я почувствовал, что скала сухая и шершавая, держит подошву хорошо. Тут главное – прижаться к стене плотнее, чтобы не откидывало. Так, затаив дыхание, и прошёл. Валера некоторое время колебался, спрашивая, не сумею ли я бросить ему страховку. Увы, реп не закрепить, везде гладкая стена. Потом было несколько сложных щелей. Затем перешеек, где я хотел было и завершить путь. Справа и слева пропасти в сотни метров, а лезть надо прямо в лоб по крутой и гладкой скале. Однако Валера нашёл выход:
- Становись мне на плечи, там дотянешься до зацепок, а потом сбросишь мне реп.
Так и сделали. Глянув вниз, я понял, что этим путём нам обратно не пройти… К счастью, нам пока вперёд. В половине шестого вечера, при сухой погоде и хорошей видимости, мы достигли ключевого участка, который я сразу узнал по описанию. Выглядел этот лаз так солидно, что мы остановились на привал и перекус. Ход состоит из трёх-четырёх участков, довольно сложных, но между ними располагались удобные площадки. Время поджимало, но ведь до вершины совсем недалеко. И я решился. Вдоль хода я разглядел два старых скальных крюка, один с порванным ушком. Грех ими не воспользоваться. Отсутствующие карабины я решил заменить петлями из шнурка. Выбравшись на первую площадку, я подстраховал Валеру.
- Ну, как ты? -  спрашивает. – Справишься?
- То, что я вижу, мне по силам. А дальше посмотрим…
Почти весь сорокаметровый ключевой участок я прошёл без проблем. И даже последние пять метров, по виду сложные, дались легко. Испытание ожидало в самом конце. Щель узкая, стена монолитная, гладкая. Засунув в щель правую руку, я надёжно заклинился. Левой упираюсь в стену, поскольку меня отбрасывает. Пытаюсь наступить на полочку на уровне пупа. И не дотягиваюсь!! После трёх тщетных попыток я охолонул. Рассказал Валере о проблеме. Он снизу не видит, что может посоветовать? Хватайся, говорит, правой рукой. А я как раз на правой и болтаюсь. Кстати, рука уже устала, так и выскользнуть недолго. Ещё три попытки. С каждым разом ставлю галошу всё выше, но всё равно одного сантиметра не хватает. Рука еле держит. Через несколько секунд будет срыв. Последний рывок – успешный или нет, в любом случае будет последним. Представляю себе, как слиняем мы с Валерой, а лететь далеко… Смотрю, а я уже наверху. Сам не понял, как так ловко выскочил. Отдышавшись, страхую. Валера, заинтригованный моими ужимками, просит пока не натягивать реп:
- Попробую пройти сам.
Он мучается в той же позе, что и я. С верхней страховкой морально легче, но ход, вероятно, действительно сложен, поскольку у Валеры, опытного столбиста, нога не закидывается на должный уровень.
- Ладно, держись, я по верёвке вылезу.
Бежим дальше. Зря мы поверили, будто трудностей дальше не будет. Во-первых, большой плоский камень со срубленным шлямбуром. Там я встал Валере на плечи, залез на край и бросил реп. Во-вторых, опять какие-то стены… Перед самой макушкой мы увидели крутую стенку, метров шести высотой. Похоже, по ней вела катушка.
- Нет, только не это! – закричал я в отчаянии. Катушка на Петле Теплыха и то была проще.
- Не может быть, - также вскричал Валера, - чтобы здесь ходили! Должен быть другой путь!
Мы обогнули непроходимый камень, с обратной стороны нашли простой подъём. Вершина! Мы пожали друг другу руки, а Валера даже обнял меня:
- Это твоя вершина.

Пейзаж
Вся горная страна, как на ладони. Волнующее зрелище. Словно карта ожила. Пики черными иглами тычут небо. Кстати, почему пики чёрные? Я фотографирую панораму, а света не хватает. Но до темноты должно быть далеко. Небо обложено тучами. Вот в чём дело! Извлекаем из тура металлическую капсулу, меняем записку… и в этот момент начинается дождь! Про подобные ситуации мы были наслышаны: выжить будет проблематично. Не теряя понапрасну ни минуты, мы посыпались вниз. Ключевой участок прошли махом: Валера «коромыслом» по всей длине репа, а я продёргивал верёвку через петли в крючьях, а потом вытягивал его за один конец. После ключевого участка скалы стали уже мокрыми и скользкими. А ведь многие участки проходились чисто на трении. Мне стало ясно, что по мокрой скале Галин пояс пройти невозможно. Придётся искать другой путь…
Валера пожаловался, что совершенно не помнит дороги. Ему хорошо, он про Галин пояс забыл… Я дорогу узнавал, да что толку. Скользко, идём совсем медленно. Темно стало. Спешим, а едва ползём. Отвесы под ногами головокружительные. Любой срыв означает неминуемую смерть. Валера вдруг узнал одну щель и обрадовался:
- О, так мы, оказывается, не сбились!
Чему он радуется, неужели не помнит, как мы преодолевали перешеек? И тут меня словно в лоб молотком ударило: я прополз по узкому гребню и оказался как раз на краю этого ужасного перешейка. Реп укрепить абсолютно не на чем. Куда спускаться? Ничего ведь не видно в темноте. Вернувшись, сообщил Валере печальную весть. Тот не поверил, пополз проверять. Назад выбрался, пятясь задом, мрачнее туч:
- Что ж, будем ночевать здесь.
- Давай попробуем девчонок успокоить. Насколько я помню, лагерь отсюда по прямой не видно, но можно кричать в сторону перевала Зелёный. Звук отразится от стены и дойдёт до палатки. Ветра нет.
- А что, давай.
Мы вылезли на вершину гребня. Перевал напротив, совсем рядом. Сложив руки рупором, мы орали хором и по одному:
- Оля! Галя! Всё хорошо! Не волнуйтесь, всё нормально!!
В ответ вроде раздались какие-то голоса. А может, шум дождя. Среди покатых полок, обрывающихся в пропасть, мы нашли плоский камень размером с письменный стол. На нём и устроились на ночь. На комфорт жаловаться не пришлось. Поначалу я решил, что мне придётся до утра травить анекдоты, чтобы поддерживать психику товарища. Однако товарищ заявил, что он сам крутой, везде побывал, его дождем не пронять, и успокаивать его не надо. Он сам кого хочешь утешит.
- Тогда, - говорю, - давай спать!
- А ты сможешь в такой обстановке спать? Ну… давай попробуем.
Вместо матраса мы расстелили по камню верёвку. Не ахти какая перина, но лучше, чем ничего. На ночёвку мы не рассчитывали, поэтому тёплых вещей не взяли. На мне шерстяной джемпер и тонкая капроновая ветровка, и всё это сразу промокло. На Валере рубашка и брезентовая штормовка. Мы завидуем друг другу. Мне кажется, что Валере будет теплее, поскольку штормовка полностью защищает от ветра, да и дождь её нескоро пробьёт. А Валера утверждает, что мой джемпер, хоть и мокрый, но зато шерстяной, и потому якобы греет.
Я быстро заснул. Проснулся от неясного бормотания. Прислушавшись, с изумлением убедился, что Валера молится.
- Боже, пошли нам хорошую погоду, что тебе стоит? Если выживу, поставлю тебе самую толстую свечку…
Можно подумать, что нужна Богу его свечка. Да ладно, надо поддержать в товарище боевой дух. А то мается, заснуть не может. Утром нам свежие силы понадобятся.
- Тебе хорошо, - смеюсь, - ты верующий, тебе Бог поможет.
- А он и тебе поможет! – убеждённо и радостно заявил Валера.
- Нет, при чём тут Бог, я привык на себя рассчитывать. Как говорится, на Бога надейся, а верблюда привязывай!
- Бог добрый, он всем поможет. Вот увидишь. Пошли нам, Боже, хорошую
погоду, прости нам все грехи…
Может быть, подумалось мне, это и к лучшему, что товарищ верующий. Помолится, ему и не так страшно станет, надежду заимеет, на душе полегчает… С такими мыслями я вновь заснул, а проснулся от громких проклятий. Оказалось, погода резко испортилась. Моросящий дождик превратился в свирепый ливень, к тому же с перевала подул леденящий ветер. Так недолго и переохлаждение заработать. Мы уже дрожали в ознобе. Прикинув обстоятельства, я решил, что мы протянем, по меньшей мере, часов восемь. Часа через четыре должно светать. Неужели мы, здоровые мужики, за оставшиеся четыре часа не сумеем выжить и спуститься? Не может такого быть. Жить будем. Я поделился радостной вестью с Валерой. Но его волновали не столько мои расчёты, сколько вероломное поведение Бога.
- Я на него так надеялся! Так молился, - причитал Валера, - так просил! И ведь немного просил. А он, скотина, нам ветер послал…
- Что нам ветер! Спи.
- Как ты не понимаешь?! Это ведь ужасно. Я думал, что Бог добрый, а он, гляди, какой сволочью оказался. Я же в него верил! Искренне! Ах ты дрянь, боженька. Хрен я тебе поставлю вместо свечки. То-то я недоумевал: дескать, Бог всё видит и слышит. Почему же, думаю, он допускает такие безобразия. В нашем районе девочка Аня жила, такая красавица, чисто ангел, и душой чиста, и на пианино играла! Её один подонок зарезал. Я думал тогда: как Бог такое допустил? Где же он был, гад вездесущий, почему не помог ребёнку?! Теперь понимаю. Ну, ты гнусь. Не Бог, но убожество. Лучше атеистом быть, чем верить, а потом разочароваться. Нет, какой удар, а? Мало дождя, ветра, так тут ещё такой удар…
- Довольно богохульствовать! Спи.
- Да как ты можешь спать?! Я в Боге разуверился!
Я свернулся клубком, сократив таким образом площадь тепловыделения, укрылся верхонкой и заснул. Вижу чудесную картину: под нами курумник, залитый солнечными лучами, а там, вдали, различимо озеро Светлое. Ура, наступила отличная погода. Наверное, Валера ещё спит, надо бы разбудить его радостным известием. Поворачиваюсь к нему… что такое, опять дождь, холод, темнота. Тьфу, это мне приснилось. До рассвета еще часа два, ветер свистит, дождь хлещет, по телу ручейки бегут, Валера в прострации.
- Ты так и не спал?
- Какой там сон, Миша! Я всю жизнь в Бога верил, а он, гляди, какую заподлянку нам устроил. А я ему ещё свечку обещал. Слушай, а ты-то как можешь спать? Выходит, безбожникам легче живётся?
- Я не говорил, что я безбожник. Просто я думаю, что верить можно и в Бога, но рассчитывать только на себя.
- Но верить можно только в доброго Бога. Ах ты, змея подколодная…
Сплю дальше. Неважное из верхонки одеяло получилось. Ладно, в ухо не заливает, и на том спасибо. Вижу тот же сон. Якобы солнечно и сухо. Просыпаюсь: не сухо, но зато рассвело. И ветер стих. Надо спускаться дальше. Валера так и не заснул. Зато причитать перестал, богохульник. Мы до такой степени закоченели, что подбородки дрожат, зубы лязгают, мы словно заики-паралитики.
- На-на-на…надо сделать з-з-зарядку…
Принялись было руками махать, а дудки! Суставы словно деревянные. Валера руки раскинул, согнуть их не может, так и стоит растерянным крестом. Я присел, выпрямиться не в состоянии.
- Да-да-да…давай дви-дви-дви…гаться.
Я весьма кстати вспомнил анекдот про мышку над пропастью. Бегает мышка по краю утёса, в пропасть не заглядывает и так беззаботно и радостно попискивает: пи-пи-пи! А потом случайно видит, что под ней страшный отвес, выпучивает в ужасе глаза и орёт басом: а-а-а!
Валера с трудом рассказал анекдот про заик. Так и развеселились. Но как спускаться с перешейка? Теперь можно разглядеть, куда нужно спускаться, но что толку? Скала гладкая, так называемый бараний лоб, ни единой зацепки. Я решил бросить вниз верёвку. Пусть, думаю, хотя бы Валера спустится. Чем двоим погибать, пусть хотя бы один выживет. Валера послушно скользит по верёвке и только там, внизу, понимает, что для меня верёвку держать некому.
- Ты спустись, сколько сможешь, - говорит, - а потом скользи по скале. Я увижу и попытаюсь поймать тебя.
Выбора нет. Откинувшись над пропастью, Валера подставляет мне своё тело, я попадаю ногами на его широкие плечи. Не акробаты ли? Понимая, что Галин пояс нам не пройти, я на свой страх и риск повёл Валеру в сторону, хотя было совершенно неизвестно, сможем ли мы найти там спуск. Валера запротестовал было. Мы спускаемся с полки высотой в три этажа и выдёргиваем верёвку. Всё, назад вернуться мы уже не сможем. А вдруг эта полка тупиковая? Но она длинная. Где-нибудь, да будет продолжение! Лучше неизвестность, чем Галин пояс. Действительно, нам удаётся найти ещё спуск, и ещё, и ещё. Наконец, скалы выполаживаются и становятся такими простыми, что можно идти без верёвки! Счастье-то какое.
- Миша! Мы унесли ноги!! А ведь могли и не унести. С таким Богом…
Валера защебетал и утратил бдительность. Мы траверсировали огромный склон, я ниже, а Валера метров на двадцать выше. Вдруг я услышал его вопль и тут же зловещее шуршание брезента по камню. Валера мчался на животе, перекошенным лицом вперёд и задрав ноги. Я схватил его за шиворот, но… мокрый брезент штормовки совершенно задубел! Мои окоченевшие пальцы бесполезно скользнули по спине. Тогда я согнул руку и поймал мужика за сгиб колена. Разными способами я сорвавшихся ловил, но, чтобы локтем за колено? Такое впервые… Валера отделался ушибами и царапинами.
- Теперь я знаю, что кричу в случае срыва, - улыбнулся он криво, - а раньше не знал…
Мы подошли к высоте 1910, но мне захотелось срезать путь. Какой смысл карабкаться на холм, да ещё под дождём, когда наш лагерь внизу? Давай спускаться напрямик, к озеру Золотому. Правда, той дорогой я не ходил. Вдруг там сбросы? Но треть пути просматривалась. Пошли. А там и впрямь сбросы. Да так много! Спускаемся обычным способом: Валера по всей длине репа, я по двойному, а если до полки не дотягивался, то просто прыгал, а Валера меня ловил. Поскольку вся техническая работа досталась мне, Валера вызвался вязать разные узлы. Мы уже согрелись, что же, думаю, он так долго возится? Лишь внизу стало ясно: Валера при срыве посёк пальцы, они кровоточат, как же такими узлы вязать. Валера, проявляя героизм, молча терпел… Но вот мы на тропинке! Бросились бегом.
Вид палатки напугал нас: тент наполовину сорван ветром, скаты давно промокли под дождём, но почему-то никто не поправит. Я за сотню метров понял, что, по крайней мере Оли там нет. Только этого не хватало… Предчувствуя неладное, врываемся внутрь. Один угол палатки сухой, там Галя безмятежно спит.
- Где Оля?!
- А, это вы… Она в Арадан побежала, спасотряд вызывать.
Мы только присвистнули. Ещё одна проблема… Но Валера через минуту опомнился:
- Спокойно! Спасатели ведь не дураки. Они сначала спросят её: на скале чайники или крутые мужики? Она скажет: мужики. А раз так, сообразят они, значит, мужики заночевали на скале. Да и в любом случае погода нелётная, так что вертолёта не будет.
- Она нож и спички взяла с собой?
- Взяла…
- Ну, тогда не пропадёт.
Мы накинули тент и залезли в мокрые спальники. Пусть мокрые, там теплее, чем вовсе без спальников. Галя вызвалась разогреть кашу, но, пока она вызывалась, мы её съели холодную. И спать. Во сне я уловил сигнал Валентина и очень тому удивился: ведь между нами 15 километров! Он сообщил, что Оля прошла мимо него и спешит к нам. И верно, через три часа мы услышали её шаги.
- Я встретила Валентина, о котором ты рассказывал, и он меня успокоил. Сказал, что вы спустились утром, меня ждёте. Откуда он узнал?
Мужественная девушка пробежала бегом 30 километров по тайге, по незнакомой местности, под проливным дождём. Главная трудность, сообщила она, была в тяжёлых сапогах: туда налилась дождевая вода, а остановиться и вылить её было некогда. До спасателей, к счастью, дозвониться не удалось. Да какие спасатели в нелётную погоду?!
- Я понимаю, - тяжело вздохнула Быстрая Ложка, - но бездействовать не могла. Сначала я сбегала под Птицу, осмотрела склон, вас не нашла. Потом побежала за спасотрядом. Если бы вы погибли, а я в это время отсиживалась в палатке, то как потом жить?
Дождь так и не прекращался. Решив, что приключений пока достаточно, мы вернулись в Красноярск. Дело в том, что мы соскучились по Столбам. Только приехали, тут же собрались на Столбы. Правда, втроём: Галя не была истинной столбисткой. По дороге Валера заглянул на кордон попроведать знакомых, и там его укусила собака. Добрые знакомые перевязали ему погрызанную ладонь и предложили заходить и впредь. Ладно, лазим по скалам. Оля хохочет:
- На Ергаках один был с забинтованной рукой, здесь другой. Судьба, что ли, такая?

Другие рассказы из этой книжки:
http://numach.livejournal.com/52648.html - Охота на шатуна (1979 г)
http://numach.livejournal.com/72618.html - Предтеча (1984 г)
http://numach.livejournal.com/73053.html - Начало жизни (1985 г)
http://numach.livejournal.com/73937.html - Схватка за ведро (1985 г)
http://numach.livejournal.com/74087.html - В закрытой зоне (1986 г)
http://numach.livejournal.com/75155.html - На медведя с тазиком (1986 г)
http://numach.livejournal.com/77211.html - Столбисты (1986 г)
http://numach.livejournal.com/80781.html - Ужасы рая (1986 г)
http://numach.livejournal.com/81152.html - Жареные гвозди (1987 г)
http://numach.livejournal.com/82058.html - Спелеосекция (1987 г)
http://numach.livejournal.com/82280.html - Нормальные и мы (1987 г)
http://numach.livejournal.com/82482.html - Кошмарный Слоник (1987 г)
http://numach.livejournal.com/83579.html - Рейд КСО (1987 г)
http://numach.livejournal.com/83754.html - Встреча с Летающим крокодилом (1987 г)
http://numach.livejournal.com/90538.html - Кубинка (1987 г)
http://numach.livejournal.com/94385.html - Охота пуще неволи (1987 г)
http://numach.livejournal.com/95589.html - Зверева (1985-91 гг)
http://numach.livejournal.com/96187.html - Очкарик (1985-89 гг)
http://numach.livejournal.com/98936.html - Сиенит (1986-1992 гг)
http://numach.livejournal.com/100710.html - Зуб за зуб (1987 г)
http://numach.livejournal.com/101472.html - Случай в Леушинском (1987 г)
http://numach.livejournal.com/161102.html - Экзамен на Чёрной Сопке (1987 г)
http://numach.livejournal.com/162209.html - Знаменитый гак, а китайцы в холодильнике (1987 г) 1 часть
http://numach.livejournal.com/163084.html - Знаменитый гак, а китайцы в холодильнике (1987 г) 2 часть
http://numach.livejournal.com/1218740.html - Куски шампанского (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1221611.html - Не моргнув глазом (1988 г)
https://numach.livejournal.com/2199586.html - Шнуроманы (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1225817.html - Китайцы с чайником (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1230486.html - Всё-таки она визжит! (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1779890.html - В западне (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1780073.html - Неугомонные (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1780557.html - Месть Белого Спелеолога (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1780977.html - Искатели приключений (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1783453.html - Июль - месяц больших снегов (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1783727.html - Титаник (1989 г) 1-я часть
http://numach.livejournal.com/1784132.html - Титаник (1989 г) 2-я часть
http://numach.livejournal.com/1787873.html - Кровавое солнце (1989 г)
http://numach.livejournal.com/1787924.html - Плохость (1989 г) 1-я часть
http://numach.livejournal.com/1788205.html - Плохость (1989 г) 2-я часть
http://numach.livejournal.com/1788486.html - Плохость (1989 г) 3-я часть
http://numach.livejournal.com/1788763.html - Полуночники (1990 г) 1-я часть
http://numach.livejournal.com/1789146.html - Полуночники (1990 г) 2-я часть
http://numach.livejournal.com/1789228.html - Полуночники (1990 г) 3-я часть
http://numach.livejournal.com/1789609.html - Французский (1990 г) 1-я часть
http://numach.livejournal.com/1789950.html - Французский (1990 г) 2-я часть
http://numach.livejournal.com/1790159.html - Французский (1990 г) 3-я часть
https://numach.livejournal.com/2199872.html - Когда час больше года (1990 г)
https://numach.livejournal.com/2200328.html - Пятеро индейцев (1990 г)


Продолжения следуют
Tags: Мечта по вертикали, пик Звёздный
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Байкал 2-9 февраля 2020

    Самое крутое путешествие из всех, запланированных на февраль-март 2020 года. Самое лучшее проживание - на турбазе, максимально близкой к легендарному…

  • Что будет 13-20 августа.

    В середине августа мы планируем поход в сказочные Ергаки. Путешествие будет простым, можно брать детей с 5 лет и офисных работников. Пойдём с…

  • Приглашаем в разные путешествия!

    5-10 августа Хакасия, Ивановские озёра, Сундуки, Тропа Предков, Белый Июс. Осталось 9 мест. 13-20 августа, Ергаки. Простой поход с рюкзаками и…

promo numach february 5, 2018 13:19 16
Buy for 100 tokens
Как показывает практика, многие хотят своими глазами увидеть парадоксальную Параболу. Давайте, подробно разберём варианты, каким образом это возможно. Парабола - это уникальная скала фантастической формы, находится на берегу озера Художников, в Ергаках. То есть, вам нужно попасть на озеро…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments