numach (numach) wrote,
numach
numach

Categories:

Битняк круче гологладки (1993 г)

Помнится, когда я прошёл Байкал на лыжах, около 800 км в одиночку, этот случай произвёл некоторый шум. В газетах что-то писали. Дескать, первый. На самом деле вовсе не был я первым, а пробежаться так любой лыжник сможет.

Трещины
Началось всё с газеты. Там было написано про одного канадца, который не поленился приехать в Сибирь только для того, чтобы взглянуть на прославленный Байкал. Это уникальное место, дескать, не может принадлежать одной стране, это достояние всего человечества. Простая мысль поразила меня: а ведь сами-то мы живём в двух шагах от совершенно удивительного озера. Не позор ли: всю жизнь находиться рядом и не знать всемирно известного чуда, в то время как другие летят с противоположной стороны планеты… Моя «Гига» опять же скучает. Засел за литературу. Всегда полезно узнать как можно больше о том месте, куда собираешься ехать. Оказалось, что литература изобилует в основном красочными описаниями и прочими телячьими восторгами. Говорилось ещё о коварных ветрах и необыкновенно суровых штормах, когда волны поднимаются на шестиметровую высоту. Это подзадоривало. Однако описания берегов нигде не было. Кто-то сказал, что местами берега представляют собой многокилометровые отвесные скалы. Причалить там невозможно. А если буря? Рисковать группой в незнакомых местах нельзя. Оставалось одно: осмотреть берега лично и немедленно. На дворе февраль. Рюкзак собрать для меня недолго, а лыжи всегда навострены. Надо сбегать на разведку. Вперёд!
До Северобайкальска полтора дня на поезде. Первый сюрприз приятный: от вокзала до берега Байкала всего сотня-другая метров. Такая заброска для байдарочника – просто мечта. Я решил обследовать западное побережье, оно показалось мне более интересным. От самой северной точки до самой южной, по всей длине озера, по максимуму. Но, если идти сразу на юг, ближайшие насёленки будут нескоро. Поэтому сажусь на электричку и еду дальше, до Нижнеангарска. Там выхожу на лёд, цепляю лыжи и бегу обратно до Северобайкальска. Получился тренировочно-проверочный маршрут протяженностью в двадцать километров. При этом выяснилось, что рюкзак сидит удобно, лыжи пока целые, крепления надёжные, а одежда в целом соответствует. Спички сухие.

Скалы
Погода для исторического момента приемлема: пасмурно, слабый ветерок, тепло и тихо. Стартую. Лёд почти везде покрыт толстым слоем плотного снега, скольжение хорошее. Первое время часто встречались рыбаки. Пытаясь сохранить тепло, они сооружали над лунками нечто вроде шатров, покрытых полиэтиленовой пленкой. Многие были на машинах. А некоторые шатры закрывали вместе с рыбаком и его машину. Другие буксировали на машинах целые дощатые домики со всеми удобствами. Там и электронагреватель, и нары, и выпивка с закуской. С такими удобствами уже и рыбалка ни к чему.
На пути попался островок, покрытый лиственничным лесом. Там, в зимовье, я заночевал. С подветренной стороны совсем хорошо. Берега отличные: всюду можно будет причалить и везде есть дровогенный лес. Кроме того, на берегу попадались маленькие, но уютные избушки. Если я натыкался на такую под вечер, то останавливался в ней, хоть с валежником поблизости и было туго. Если в конце трудового дня избы не было, ставил палатку на берегу. Главная радость – изобилие хвороста и плавника. Так и пошёл день за днём. Постепенно рюкзак мой все легчал, идти становилось всё приятнее. Но некоторые моменты не позволяли расслабляться.
Однажды влип в наледь. Ноги вдруг провалились сквозь корку рыхлого льда, я оказался в воде чуть ли не по колено. Куда бы ни ступал, хоть в сторону, хоть вперёд, везде лед ломался с противным скрипом. Так и пришлось брести в воде. Всё бы ничего, да ноги вскоре онемели. Даже задумался: а лыжный ли получается поход? Больше на водный смахивает. Когда выбрался, наконец, на прочную поверхность, ноги задеревенели и отказывались сгибаться в нужных местах. Так что шёл я подобно паралитику. Но быстро! И к лесу. Отморожение нижних конечностей не входило в мои смелые планы. К счастью, дров у кромки леса хватало.

Льдинка
Однако не везде можно было идти вдоль берега, и не только из-за наледей. Лёд порой топорщился, как ёж, сплошными иголками. Сосульки наоборот. Местные называют такое явление битняком. Образуются ледяные штыри во время замерзания в условиях мелководья и, наверное, волнения. Первый раз я сдурику ломанулся напрямик, наивно полагая, что на лыжах где угодно пройти можно. Наоборотные сосульки с хрустом и звоном обламывались, и некоторое время я был поглощен необычными звуками. Музыка из-под ног. Однако темп моего музыкального произведения почему-то замедлился. Словно над сосульками нотного стана лыжи увидели надпись ritenuto. Конечно, никаких указаний на снижение темпа на льду не было, но я двигался с явным трудом. Из-за ледяных иголок лыжи становились то одним боком, то другим. Не так-то просто оказалось удержать их в нормальном, горизонтальном положении. Ноги заболели от непривычной нагрузки. Кроме того, мне совсем не улыбалось, потеряв равновесие, грохнуться на острые углы. Как бы я тогда улыбался продырявленной внешностью? Ужас битняка длился километра два. Мучаясь судорожной походкой по занятному природному образованию, я дал себе зарок: никогда отныне не соваться в битняк. Лучше обходить сложные участки.
Так я и делал, выписывая иногда петли в десяток километров. Но некоторые другие природные явления совсем никак нельзя было обойти. На толстом панцире байкальского льда возникли трещины! То-то я слышал по ночам какой-то грохот на море, словно из пушек палили. Узкие трещины можно просто перешагивать. Но однажды путь преградил разлом шириной под три метра. Разведка вправо-влево показала, что трещина тянется от одного горизонта до другого. Можно пройти по берегу, но до него километров семь, да и битняк там поджидает, ощерив алчно ледяные зубы. Что ещё возмутительно: сколько я прочитал книг о Байкале, про битняк и трещины нигде не говорилось! Только и было, что «Жемчужина Сибири» на разные лады. Но, сколько я ни чертыхался на краю широкой трещины, уже она не становилась. Значит, нужно действовать иным образом. Как говорил Сагдеев: мы пойдём другим путем. Золотые слова! Несколько вспомнив физику, я вытащил из куля топорик и принялся обкалывать край льдины, бросая обломки в чёрную воду. Заполнив проём ледяным крошевом, топор я убрал в рюкзак, а вкусное, наоборот, достал наружу. И употребил внутрь. За это время мороз сковал мои обломки в единый кусок. Потыкав лыжной палкой в ледяной мост, приёмная комиссия признала его годным к эксплуатации. Рюкзак я перебросил, чтобы уменьшить вес. Первый шаг сопровождался заметным замиранием сердца. Мост выдержал. Все другие трещины шириной более двух метров преодолевались таким же образом.
Помимо трещин, изредка путь перегораживали торосы. Начитавшись ужасов о лыжных походах на Северный полюс, я заранее проникся уважением к нагромождению ледяных глыб. Но оказалось, что Байкал – совсем даже не Арктика. Некоторые полосы торошения можно было просто перешагнуть. Иногда, конечно, приходилось терять по пять-шесть часов на преодоление барьеров.

Дно Байкала
Как и положено, опасность подкралась именно с той стороны, откуда её не ждали. Ледяной панцирь, не прикрытый снегом, сверкал на солнце ослепительными пятнами. Такие участки называются гологладкой. Очень меткое название: и голо, и гладко. Ходить по отполированному ветрами льду трудно. Ноги разъезжаются, лыжи скользят куда попало. Опять же таки трещины видны. Когда они спрятаны под снегом, как-то спокойнее. Более трёхсот километров я прошёл благополучно, редкие гологладки не очень досаждали. Но вот наступил март. Впрочем, возможно, дело не в месяце. Но именно в первых числах марта вынесла меня нелёгкая на край необъятной гологладки. Снежный покров кончился. Избыточное скольжение вполне компенсировалось попутным ветром. Его сила стремительно нарастала. Раскинув руки для увеличения парусности, я помчался по льду подобно туеру. Приятному скольжению мешали непонятно откуда вырастающие бугры, налетев на которые, я обычно кувыркался. Впрочем, к небольшим неровностям рельефа мне удалось приноровиться. Хуже оказалось другое – ветром меня понемногу относило от западного побережья. Ещё позёмка поднялась, и в мутной пелене берега угадывались, как призраки. Где-то через час халявного скольжения стало понятно, что до родного берега совсем далеко… Да что берег! Вдруг вспомнились чёрные змеящиеся трещины. С возрастающей тревогой всматривался я в смутное вперёд, пытаясь различить оные. Дармовой толкатель в спину изрядно надоел. Человек я вообще жизнерадостный. Но черви подкарауливающих трещин нещадно грызли яблоко моего оптимизма. И километров через десять от него остался жалкий огрызок. Плотный ветер не прекращался, а настойчиво упирался в мою площадь. Как будто с бесконечной горы спускаюсь. Сосредоточившись на сохранении равновесия, я почти не совершал телодвижений, и потому неминуемо закоченел. Дело не в ветре даже, одежда меня защищала надёжно, а вот попробуйте несколько часов кряду постоять на полусогнутых! Огрызок оптимизма куда-то исчез. Когда же эта прогулка прекратится? Хоть в стену торосов окоченевшей внешностью врезаться.

Сарма
Чем дольше ждешь, тем внезапнее получаешь. Лыжи врезались в снег, и я зарылся в рыхлый сугроб с головой. Тут же, не осматриваясь, не вставая даже, отстегнул крепления и снял лыжи. Как ждал я этого момента! Руки сгибались с явственным скрипом. Не обращая на это внимания, ползая на четвереньках, установил палатку и залез внутрь. Вместо ужина отрезал кусочек сала, да и тот едва разжевал остатками сил. Ветер завывал на редкость заунывно. Сначала заманил попутностью, а потом ухайдакал. В спальнике было ещё холодно, где-то  в его глубине твёрдые ноги деревянно постукивали друг о друга, но я знал, что скоро согреюсь, и заснул, не дожидаясь сладостного ощущения.
Утро солнечное, не тревожное, яркое! Но берега закрыты плотным туманом. Выходит, хоть и преодолел я вчера несколько десятков километров, да не справился с главной задачей. Мало того, что накануне не смог оценить прибрежные скалы, их и сегодня не видать. Упаковавшись и встав на лыжи, я обнаружил отсутствие солнечных очков. Должно быть, оставил их в сугробе. Кто же ныряет в снег в очках? А как раз сейчас-то они и пригодились бы. Стена тумана быстро ползла по льду и вскоре накрыла меня толстенным одеялом. Туман в солнечную погоду – сущее наказание. Все кругом светится, словно тысячи прожекторов в лицо упёрлись! Белая мгла. Вытянутой руки не видно, сплошное сияние. Прищурив глаза, медленно двинулся я наискосок к западному берегу. Колоссальное зеркало гологладки все же обрело границу, под ногами сплошной снег, насколько можно было определить на ощупь.
Почему-то я поставил себе задачу достичь, во что бы то ни стало, берега. Должно быть, анемопатия задавила! Так и шёл, окружённый ослепляющим сиянием, не задумываясь о последствиях. И только тогда, когда начало темнеть, я остановился, пораженный простой мыслью. Светового дня должно оставаться не менее пяти часов, отчего же не вовремя смеркается? И не связано ли это странное явление с резью в глазах и слезоточением? Резко остановившись, я заорал, давая выход чувствам. Крик увяз в тумане. Как последний чайник, я заработал снежную слепоту. Ведь подобная опасность подстерегает обычно в горах, вот стереотип и подвёл. До берега с дровами я так и не добрался, хотя, вероятно, был уже рядом. Не до костра уже, зрение сохранить бы! Почти не открывая глаз, торопливо натянул палатку, залез в спальник. Но и там слишком светло. Обвязываю голову капроновыми штанами, дабы не отличать света от тьмы, и отдаюсь беспокойству. Оказаться слепым посреди Байкала, не зная точного местонахождения, среди опасных трещин, без огня – определённо не сахар. Посодрогавшись, как положено, нашёл-таки утешительную форму происходящего: вот приключение, достойное мужчины.

Трещина
И настала тьма. С поисками предметов на ощупь проблем почти не возникало, там вещей-то кот наплакал. Вытащил мешочек с продуктом, отъел и назад в рюкзак.
Нестерпимо хотелось снять повязку и убедиться, что зрение потеряно не окончательно. Различить хотя бы пятно и успокоиться. Руки так и тянулись к глазам. Чтобы избежать соблазна, вытащил тряпичный мешок, чехол от котла, единственный подходящий по размеру, и натянул на голову. Мешок был весь в саже. Сверху надел шапку, потом капюшон. Прислушавшись к организму, я с удовольствием понял, что он не мёрзнет. Спальник у меня просторный, трёхместный, и очень тёплый. Синтепон для него я выменял у Гены Резвицкого на лыжи. В то время ни синтепона было не достать, ни лыж. Только солёные огурцы в трёхлитровых банках.
Лежу в мешке и ловлю себя на странной мысли: ощущаю себя счастливым. В том плане, что ослеп, надеюсь, временно. А каково живётся людям, потерявшим зрение навсегда?! Почему люди не чувствуют себя счастливыми только по той причине, что они зрячие? Ведь это так много! Неужели это трудно понять? Какая непростительная глупость: имея глаза, убивать жизнь наркотиками, пьянкой, пустым времяпровождением, вместо того, чтобы радоваться жизни. Впрочем, зрение тут не при чём, это в любом случае глупость. Жизнь дана для того, чтобы ей радоваться.

Лёд
Пошёл на шхельду. Думаете, это просто? Запомнил, что ветер слева, сделал десять шагов туда, потом десять обратно, так, чтобы ветер холодил правую щёку. Палатка оказалась на месте. Непривычно другое: побывал снаружи и не узнал, день сейчас или ночь. Нахожусь в мире звуков. Ветер свистит и подвывает. Угол тента трещит на ветру: тр-р-р. С шуршанием скатываются со скатов сухие снежинки. Монотонные, однообразные звуки успокаивают и усыпляют. Царство беспредельной тьмы...
Выстрел! Подо мной вздрогнуло, зашевелилось. Где нахожусь? Спросонок не знаю, что и думать. Если такая глухая темнота, значит, нахожусь в пещере. Почему тогда фонаря в ботинке под головой нет? Кто стреляет? В кого? Бестолково мечусь внутри спальника. Главное, почему-то ещё мешок на голове. Уф-ф, вспомнил. И даже сумел время суток определить. Лёд ведь неспроста лопался. Байкал взгорбился навстречу Луне. В океане приливы-отливы бывают, а на больших озёрах лёд ломается. Раз Луна над головой, стало быть, ночь на дворе. Раз мыслю, значит, существую. Сплю дальше. Ветер свистит, снег шуршит, кушать хочется – день настал. Когда внизу опять огромное существо зашевелилось, взламывая с протяжными стонами ледяной панцирь, стало быть, снова ночь. Как хорошо спать без будильника! А сурки кое-что понимают в жизни…
Совершенно отдельная тема - музыка льда. Оказывается, лёд способен производить самые разнообразные и невероятные звуки! Он стреляет, стонет, щелкает, булькает, гудит, потрескивает, грохочет, взрывается, скрипит - очень рекомендую послушать. Буквально концерт.

Лёд
Так беззаботно отсыпался я, дожидаясь регенерации родопсина, да на исходе третьей ночи произошло крайне неприятное событие: кончилось сало. Конечно, я же без костра ничего не варил. Три дня сало с сухарной крошкой трескать! Мне оставалось только благодарить свою многотерпеливую печёнку за варварское с ней обращение. Без сала ночевать в сугробе не резон. В любом случае надо идти дальше. Если зрение не восстановилось, пойду, ориентируясь по направлению ветра. Уже четыре дня кряду на юго-восток дует. Снимаю повязку. Пальцы-то затряслись! Волновался, значит. Стягиваю заледеневшие штаны с головы. Снизу щелка появилась. Узкая полоска света. Так долго ждал я её. Целую вечность. Но нет почему-то ни воплей восторженных, ни светлых слёз радости. Деловито собрал куль и пошёл дальше. Результаты разведки меня вполне устраивали. Практически везде от Северо-Байкальска до Ольхона берега были преимущественно пологими. Крутые участки, непригодные для причаливания, были короткими. Вот сам Ольхон - да, крутоват, особенно на севере, но и там стены тянутся не сплошняком, а рассекаются местами небольшими падями. Далее Кочерики - тоже крутые стены. Но сплошных непричальных мест не так много, и тянутся они кусками не более трёх километров.

Рассвет
Итак, последняя неделя пути проста, как валенок. Рюкзак заметно полегчал, наледей больше не было, широких трещин тоже - катись, да красотами любуйся. Маршрут завершился в Култуке. За спиной четыре недели пути. Учитывая все зигзаги, около восьмисот километров. Путь разведан, на байдарке плыть можно. До свидания, Байкал, до лета!

Рассвет


Другие главы из этой книжки:
http://numach.livejournal.com/52648.html - Охота на шатуна (1979 г)
http://numach.livejournal.com/72618.html - Предтеча (1984 г)
http://numach.livejournal.com/73053.html - Начало жизни (1985 г)
http://numach.livejournal.com/73937.html - Схватка за ведро (1985 г)
http://numach.livejournal.com/74087.html - В закрытой зоне (1986 г)
http://numach.livejournal.com/75155.html - На медведя с тазиком (1986 г)
http://numach.livejournal.com/77211.html - Столбисты (1986 г)
http://numach.livejournal.com/80781.html - Ужасы рая (1986 г)
http://numach.livejournal.com/81152.html - Жареные гвозди (1987 г)
http://numach.livejournal.com/82058.html - Спелеосекция (1987 г)
http://numach.livejournal.com/82280.html - Нормальные и мы (1987 г)
http://numach.livejournal.com/82482.html - Кошмарный Слоник (1987 г)
http://numach.livejournal.com/83579.html - Рейд КСО (1987 г)
http://numach.livejournal.com/83754.html - Встреча с Летающим крокодилом (1987 г)
http://numach.livejournal.com/90538.html - Кубинка (1987 г)
http://numach.livejournal.com/94385.html - Охота пуще неволи (1987 г)
http://numach.livejournal.com/95589.html - Зверева (1985-91 гг)
http://numach.livejournal.com/96187.html - Очкарик (1985-89 гг)
http://numach.livejournal.com/98936.html - Сиенит (1986-1992 гг)
http://numach.livejournal.com/100710.html - Зуб за зуб (1987 г)
http://numach.livejournal.com/101472.html - Случай в Леушинском (1987 г)
http://numach.livejournal.com/161102.html - Экзамен на Чёрной Сопке (1987 г)
http://numach.livejournal.com/162209.html - Знаменитый гак, а китайцы в холодильнике (1987 г) 1 часть
http://numach.livejournal.com/163084.html - Знаменитый гак, а китайцы в холодильнике (1987 г) 2 часть
http://numach.livejournal.com/1218740.html - Куски шампанского (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1221611.html - Не моргнув глазом (1988 г)
https://numach.livejournal.com/2199586.html - Шнуроманы (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1225817.html - Китайцы с чайником (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1230486.html - Всё-таки она визжит! (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1779890.html - В западне (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1780073.html - Неугомонные (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1780557.html - Месть Белого Спелеолога (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1780977.html - Искатели приключений (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1783453.html - Июль - месяц больших снегов (1988 г)
http://numach.livejournal.com/1783727.html - Титаник (1989 г) 1-я часть
http://numach.livejournal.com/1784132.html - Титаник (1989 г) 2-я часть
http://numach.livejournal.com/1787873.html - Кровавое солнце (1989 г)
http://numach.livejournal.com/1787924.html - Плохость (1989 г) 1-я часть
http://numach.livejournal.com/1788205.html - Плохость (1989 г) 2-я часть
http://numach.livejournal.com/1788486.html - Плохость (1989 г) 3-я часть
http://numach.livejournal.com/1788763.html - Полуночники (1990 г) 1-я часть
http://numach.livejournal.com/1789146.html - Полуночники (1990 г) 2-я часть
http://numach.livejournal.com/1789228.html - Полуночники (1990 г) 3-я часть
http://numach.livejournal.com/1789609.html - Французский (1990 г) 1-я часть
http://numach.livejournal.com/1789950.html - Французский (1990 г) 2-я часть
http://numach.livejournal.com/1790159.html - Французский (1990 г) 3-я часть
https://numach.livejournal.com/2199872.html - Когда час больше года (1990 г)
https://numach.livejournal.com/2200328.html - Пятеро индейцев (1990 г)
https://numach.livejournal.com/2201400.html - Ради нескольких строчек в газете (1990 г)
https://numach.livejournal.com/2200702.html - Через тернии к Звёздному (1991 г) 1-я часть
https://numach.livejournal.com/2200877.html - Через тернии к Звёздному (1991 г) 2-я часть
https://numach.livejournal.com/2201105.html - Мечта по вертикали (1991 г)
https://numach.livejournal.com/2201707.html - Стриптиз на отвесе (1991 г)
https://numach.livejournal.com/2202493.html - В пещеру с собакой (1991 г)
https://numach.livejournal.com/2202867.html - Контрасты (1992 г)
https://numach.livejournal.com/2203166.html - Синяя Гусеница и Белый Слон (1992 г)
https://numach.livejournal.com/2203440.html - Ванаваре нужен щебень (1993 г) 1-я часть
https://numach.livejournal.com/2203728.html - Ванаваре нужен щебень (1993 г) 2-я часть
https://numach.livejournal.com/2204150.html - Ванаваре нужен щебень (1993 г) 3-я часть
https://numach.livejournal.com/2204644.html - Через пороги Подкаменной Тунгуски (1993 г) 1-я часть
https://numach.livejournal.com/2204922.html - Через пороги Подкаменной Тунгуски (1993 г) 2-я часть


Продолжения будут
Tags: Мечта по вертикали
Subscribe
promo numach february 5, 2018 13:19 16
Buy for 100 tokens
Как показывает практика, многие хотят своими глазами увидеть парадоксальную Параболу. Давайте, подробно разберём варианты, каким образом это возможно. Парабола - это уникальная скала фантастической формы, находится на берегу озера Художников, в Ергаках. То есть, вам нужно попасть на озеро…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments